En


Виктор Монахов
2 1253
monahov

Инициатива России по реформированию авторского права на международном уровне

В своем Вступлении весной 2010 к еще только начинавшемуся тогда проекту ЭЛБИ по ведению блога по проблематике перевода библиотечного дела на новый цифровой формат я приводил в качестве самостоятельно выдвинутой гипотезы (пока никем не опровергнутой) данные о том, сколько времени затратило человечество на то, чтобы сформировать адекватный новым технологическим реалиям (тогда это был станок Гутенберга) правовой механизм международного уровня, регулирующий общественные отношения между тогдашними основными субъектами оных: книгопечатниками, авторами печатных трудов и потребителями печатной продукции. Напомню: книгопечатание появилось в 15 веке, а мировое авторское право – в 19 веке. В наши дни аналогом станка Гутенберга мы можем смело поставить интернет (его уже правильнее писать именно так, с маленькой буквы), а вопрос насчет современного аналога авторского права пока еще открыт. Предложений по замене много, но до единства в этом вопросе еще далеко. Лично я думаю, что это будет информационное право, но над аргументами в обоснование этой позиции еще работать и работать. А по поводу самого вопроса – спорить и спорить.

В тоже время по поводу того, что у нас с вами на решение этого вопроса нет тех трех веков, что были у наших предков, уверен, спора не будет. Действительно нет. И то, что произошло 3 ноября т.г. в Каннах на Форуме «Двадцатки» дает нам новый шанс на то, что решение будет найдено много скорее.

Сущностно произошло вот что. Цифровая эпоха авторского права получила неплохую и – что особенно приятно для россиян – российскую инициативу. Президент России Д.А. Медведев передал своим коллегам – руководителям государств «двадцатки» специальный документ Послание, содержащее базовые элементы новой концепции использования и охраны результатов творческой деятельности в глобальной сети.

Полный ее анализ – дело ближайшего будущего, пока что попробую представить основные позиции этого документа в виде кратких ответов-цитат из ее текста на следующие вопросы.

Зачем нужна новая концепция?

«Старые принципы охраны интеллектуальной собственности, создававшиеся в совершенно другом технологическом контексте, в складывающихся условиях больше не работают, что требует определения новых концептуальных механизмов международного регулирования творческой деятельности в сети Интернет».

Нормы имеющихся международных нормативных правовых актов, прежде всего Бернской и Женевской конвенций, «не могут быть реализованы в полной мере в условиях, когда сам способ производства, распространения, доступа и использования культуры изменились под воздействием цифровых технологий и интернета».

Что делать, чтобы изменить ситуацию к лучшему?

Для этого необходимо разрешение ряда принципиальных «проблемных вопросов использования информационного пространства, в числе которых одно из ключевых мест занимает вопрос о будущем авторского права и технологий доступа к цифровой информации, когда законная монополия на литературные произведения, музыку, видео, программное обеспечение и базы данных может создавать препятствия по доступу к знаниям и развитию инновационных решений и сервисов».

Так же необходимо решение ряда более узких задач, в том числе таких как :

«1. Государство должно устанавливать определённый уровень правовой охраны объектов авторского и смежных прав в сети Интернет и предоставлять правообладателю возможность выбирать такую модель охраны своего произведения, которая будет наилучшим образом отвечать его интересам.

2. Важным элементом нового подхода к охране авторского и смежных прав могло бы стать введение презумпции, согласно которой использование объектов авторского и смежных прав в сети Интернет считалось бы свободным, если правообладатель не заявит об обратном. При этом должно быть предусмотрено установление минимального уровня защиты, не требующего заявления правообладателя.

3. Информационные посредники в сети Интернет (операторы связи, владельцы интернет-сайтов и доменных имён и т.д.) должны нести ответственность за нарушение авторского права и смежных прав на общих основаниях при наличии вины, за исключением ряда особо устанавливаемых случаев (например, если они не знали и не должны были знать о незаконности контента)».

Что мы получим, решив эти задачи?

Их решение предполагает формирование «правовых, экономических и технологических механизмов, которые будут отвечать интересам всех участников взаимоотношений в сети Интернет (пользователей, правообладателей, информационных посредников и других) и обеспечивать правообладателей средствами осуществления и самостоятельной защиты ими своих прав.

Какие правовые механизмы нам нужно совершенствовать в первую очередь?

Поскольку для цифрового контента государственных границ de facto не существует , то это должны быть международные правовые механизмы.

«Коллизии национальных норм особенно чувствительны для правового регулирования авторских и смежных прав в сети Интернет, которая по своей природе является трансграничной. Мировое сообщество нуждается в выработке единообразных правил, учитывающих особенности правового регулирования авторского и смежных прав применительно к сети Интернет».

А конкретнее?

Указанные правила могли бы быть инкорпорированы в Бернскую конвенцию по охране литературных и художественных произведений 1886 года (далее – Конвенция).

Это в полной мере соответствует исторической традиции. Бернской конвенции уже приходилось меняться в связи с появлением фотографии, звукозаписи, кинематографии, радиовещания, телевидения, с развитием техники копирования (репрографического репродуцирования).

А почему речь не идет об инкорпорации в известные Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам и по авторскому праву 1996 г.?

Эти договора не учитывают в необходимой мере интересы пользователей и информационных посредников, не охватывают весь спектр проблем, требующих гармонизированного международного урегулирования, фокусируясь на обеспечении правовой охраны новых объектов интеллектуальной собственности и введении новых способов их использования, дополняющих исключительное право правообладателя.

Кроме того, в «любом случае необходимость соблюдения положений Конвенции как основополагающего документа в области авторского права предполагает малоэффективность принятия иных договоров (конвенций) без внесения соответствующих изменений в саму Конвенцию».

Итак, необходима разработка новой редакции Конвенции. «Направленной на адаптацию существующих международных стандартов правовой охраны авторского и смежных прав к частичному отказу современного общества от традиционных материальных копий произведений (экземпляров произведений) в связи с переходом к обороту электронных образов произведений (Контента).

Немаловажной представляется унификация на международном уровне новых моделей распространения Контента с частичным отказом правообладателей от своих имущественных прав».

Предлагаемое Президентом России Д.А. Медведевым содержание работы по подготовке новой редакции Конвенции довольно пространно, состоит из 10 пунктов. Приведу здесь лишь один , который для членов и сочувствующих ассоциации ЭЛБИ, будет считаться главным из этой десятки. По иронии судьбы, как и в доброе старое время, этот пункт – «пятый». Вот он:

«5. Согласованное мнение о возможности расширения перечня случаев свободного использования произведения в гуманитарных целях (ст.10 Конвенции).

В частности, следует рассмотреть вопрос о разрешении специальным субъектам (прежде всего электронным библиотекам) свободно (без согласия правообладателя) осуществлять оцифровку результатов интеллектуальной деятельности при условии установления такого режима доступа пользователей к ресурсам этих специальных субъектов, который исключает их последующее неконтролируемое распространение в сети Интернет. ( Подчеркнуто мною – В.М.)

Актуальность данного вопроса особенно велика применительно к произведениям, перешедшим в общественное достояние в отдельных странах, а также к так называемым сиротским произведениям (произведениям, охраняемым авторским правом, при практической невозможности установления их правообладателя)».

Пожелаем же удачи этой интересной российской Инициативе и по возможности подставим ей плечо! Судьба у нее наверняка не будет легкой. И наша помощь ей будет ой как нужна!


Комментарии

Варвара Осипова

Вот уже и ответ на эту инициативу появился в СМИ:

“Главная инициатива Медведева – новая концепция по защите авторских прав в интернете – получила освещение лишь на бизнес-саммите B20, сопутствующем G20, и в итоговые документы не попала.

“Обсуждение проблем виртуального пространства на фоне разворачивающегося мирового кризиса выглядело бы странным, – объяснял накануне человек, близкий к администрации президента, – поэтому вопрос не вошел в повестку саммита”.

В следующем году саммит будет принимать Россия. Как считаете, может тогда инициатива получит больше внимания? (если, конечно, ее продвижение будет в интересах нового президента).

Николай

Глубокоуважаемый Виктор!

Я занимаюсь созданием электронной библиотеки. В советское время было издательство ГидроМетеоИздат, чье имущество было передано Росгидромету, после ликвидации издательства. Наш ВУЗ запросил разрешение на оцифровку и размещение в электронной библиотеки материалов, изданных под их маркой. Росгидромет прислал официальное письмо, где говориться, что мы можем оцифровать и разместить всю имеющуюся литературу издательства, хранящуюся в библиотеке ВУЗа. Подскажите, пожалуйста, достаточно ли этого письма или надо заключить договор. И как он должен выглядеть (какие пункты включать)?


Оставить комментарий

Скрыто от всех