En


Виктор Монахов
0 717
monahov

Правоустановление

Правовое регулирование общественных отношений, связанных с нарастанием (подчас в геометрической прогрессии) объемов разнообразной информации и знаний, хранящихся в электронном (в том числе цифровом) формате как в России, так и практически во всем мире, пока еще достаточно далеко от совершенства. Вместе с тем, это активно развивающийся сегмент мирового и отечественного правоустановления и правоприменения. Именно сейчас определяется надлежащий вектор развития в целях формирования оптимальной системы правового регулирования, которая бы в равной степени справедливо и эффективно защищала частные интересы субъектов создания и функционирования электронных ресурсов, пользователей соответствующих услуг и более широкие интересы постиндустриального развития личности, общества, бизнеса и государства. Поиск этого вектора идет повсеместно и на разных направлениях. Прежде всего, в сфере правоустановления…

На этом направлении, применительно к отечественному правовому пространству, первой ласточкой явились уже упомянутые изменения в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах», внесенные Федеральным законом от 20 июля 2004 года № 72-ФЗ.

С 1 января 2008 года соответствующие общественные отношения получили новую, более высокую правовую форму регуляции. Теперь это — IV часть Гражданского кодекса Российской Федерации. Вобрав в себя практически все нормы националь­ного права интеллектуальной собственности, IV часть ГК РФ серьезно претендует на роль своеобразной конституции прав интеллектуальной собственности, базового закона, определяющего погоду в авторских и смежных с ними правоотношениях на территории РФ, адаптирующего законодательные нормы XX века к цифровой, виртуальной среде своего применения в веке XXI.

В США в этом смысловом ряду первопроходцем стал ныне широко известный и у нас закон от 28 октября 1998 года Digital Millenium Copyright Act (DMCA) «Об авторском праве в тысячелетие цифровой информации». Российскую известность этот закон приобрел во многом потому, что первым обвиняемым в нарушении норм этого закона в 2001 году стал наш соотечественник, московский программист Дмитрий Скляров.

В рамках возбужденного против него уголовного дела USA W Sklyarov (July 7 2001) ему инкриминировалось распространение по предварительному сговору технологии, изначально предназначенной для обхода технологии, защищающей права владельца авторского права, а именно — издательской компании Adobe.

Та технология, которую достаточно легко «обошел» наш программист и «обход» которой он блестяще продемонстрировал в ходе своего доклада на научной конференции в США (после обнародования которого он и был лишен свободы сотрудниками ФБР), представляла собой программные защитные механизмы, позволяющие правообладателю (в данном случае продавцу электронных книг) препятствовать различным нежелательным с точки зрения продавца действиям с этими книгами лицам, приобретшим их в свою собственность.

В частности, получила огласку история с выпущенной этой компанией электронной версией «Алисы в Стране чудес», содержащей запрет копировать любые куски текста, распечатывать его, давать его почитать кому-либо и даже зачитывать купленную книгу вслух. Именно так и было написано на обложке этой книги: «This book cannot be read aloud» — «Эта книга не может быть прочитана вслух».

Помимо DMCA в рамках нашей темы нельзя обойти вниманием пока еще обсуждаемый в США законопроект Consumers, Schools, and Libraries Digital Rights Management Act – «Об урегулировании цифровых прав потребителей, школ и библиотек».


Оставить комментарий

Скрыто от всех